Ташкент

  • Ташкент, ул. Истикбол,
    дом 15.
  • +998 71 233 18 08
  • info@8bit.uz

Появление платформ для обмена и аренды чего угодно побуждает нас доверять незнакомцам. И, как показывает статистика, мы действительно им верим. Почему так происходит?

История неуспеха

В июле прошлого года молодой предприниматель Чжао Шупинг (Zhao Shuping), вдохновившись идеей аренды велосипедов, создал стартап Sharing E Umbrella. Он рассуждал следующим образом: если человек забыл дома зонтик, он может за небольшую сумму ($0.80 за полчаса) взять эту вещь в пользование прямо на улице. Шупинг сумел привлечь $1,6 млн. капитала, приобрел 300 000 зонтиков и установил специальные держатели для них на станциях метро в 11 городах Китая. Казалось, что стартап обречен на успех, особенно учитывая то, насколько китайцы любят арендовать вещи, а не покупать их. Но все 300 000 зонтиков украли за первые две недели работы стартапа.

Доверие в цифрах

По прогнозам, к 2025 году совместное потребление может вырасти до $335 млрд. Платформы для обмена и аренды становятся все более распространенными, но растет и количество историй неудач, подобных Sharing E Umbrella. Однако наше доверие к этой концепции остается очень высоким. Шеринговое экономика использует технологии для облегчения транзакций между людьми, в которых они передают друг другу ресурсы, которые не используют сами. Эта система полностью зависит от нашей готовности доверять незнакомцам. Мы садимся к ним в машины, спим в их кроватях, приглашаем их в свои дома, чтобы, скажем, собрать мебель, поручаем им уход за нашими домашними животными. Все это требует какого-нибудь доверия, но на самом ли деле оно такое высокое? Еще в 1970-х почти 50% американцев считали, что большинству людей можно доверять; сегодня эта цифра составляет 31%. Другие опросы показывают, что у нас достаточно низкий уровень доверия к прессе (12%), банкам (14%) и правительству (16%). Но даже коллегам и соседям мы доверяем не слишком сильно: 58% и 42% соответственно. Среди представителей поколения миллениалов эти цифры еще ниже. Парадоксально то, что при этом мы доверяем незнакомцам, с которыми делим поездки, в среднем на 88%!

Что происходит на самом деле?

По словам Рейчел Ботсман (Rachel Botsman), одного из ведущих мировых экспертов по шеринговой экономике, компании используют технологии для создания практически мгновенного «виртуального доверия» среди пользователей. Однако иногда рост этой экономики происходит быстрее, чем появляется доверие, и тогда начинаются кражи зонтиков. В любой системе, которая требует коллективного доверия, люди будут действовать в соответствии с собственными интересами, даже за счет других. Например, если оставить миску со сладостями на Хэллоуин без присмотра, то ни один ребенок не остановится на одной конфете. Этот феномен известен под названием «трагедия общего». Он неоднократно проявлялся в экономике совместного участия, и особенно заметно это в Китае. Ведь там темпы роста часто важнее построение доверия. В прошлом году 70 компаний, занимающихся совместным использованием велосипедов, увеличили свою капитализацию до $1 млрд. Но при этом возникло избыточное предложение, что привело к негативным последствиям. Воры похищали велосипеды тысячами и разбирали их на запчасти, ленивые пользователи бросали велосипеды везде, вандалы обходили систему безопасности, ломая замки. В городе Ханчжоу власть собрала более 20 000 таких велосипедов на 16 огромных «кладбищах», где они продолжают портиться до сих пор. Люди не всегда хорошо относятся к вещам, которые берут в аренду или делят с другими. Зонтики, подушки в самолетах, зарядные устройства для смартфонов, одежда и многое другое регулярно портят или воруют. Но мы все равно продолжаем верить в экономику совместного участия. Причина, наверное, в том, что технологии изменили сами механизмы формирования нашего доверия. В доиндустриальные времена, когда мы хотели обменять козу на 30 килограммов пшеницы, мы основывали наше доверие на межличностных отношениях. После промышленной революции мы начали получали большинство товаров от крупных корпораций. Операции стали менее личными, а доверие стали формировать к себе организации, создавая сильные бренды. Сегодня компании завоевывают доверие с помощью технологий, таких систем рейтингования, имеющих целью воспроизвести очень личностную модель капитализма. Это «искусственно сгенерированное» доверие, встроенное в наше взаимодействие с шеринговой экономикой. Например, когда мы пользуемся Lyft, то видим лицо водителя, его имя, а иногда и его музыкальные вкусы. Можно в режиме реального времени смотреть, как движется его автомобиль. И, что самое важное, мы видим его рейтинг, который свидетельствует о коллективном доверии к нему со стороны других пользователей. Цифровые системы часто сочетают с большими командами работников-«контролеров». Например, Airbnb нанял команду из 600 человек, чтобы «почистить» сайт от недобросовестных пользователей после инцидента с вторжением в дом в 2011 году. Арун Сундарараджан (Arun Sundararajan), автор книги «The Sharing Economy» («Экономика совместного участия»), рассказывает нам, что такой подход существенно ускорил процесс формирования доверия. «Если вы встречаетесь с незнакомцем и ничего не знаете о нем, нужно время на то, чтобы доверие возникло, — говорит он. — Но если у вас есть цифровая система, которая дает вам кучу информации о подлинности этого человека, доверие можно получить мгновенно». Сейчас платформы начинают выяснять, насколько далеко может зайти наше доверие и видят, что границы очень широкие. В конце концов, большинство людей не хотят, чтобы несколько плохих случаев разрушили замечательную идею.